Отзывы по родам дома с домашней акушеркой

12105725_1667342800176442_7447862458650221997_n

 

 

 

 

 

Акушерка — Ольга Ярославовна, Киев.

1. Киев, 2011 год. Первые роды. Рожали у себя дома.

Договаривались заранее, где-то в конце второго триместра.
Готовила к родам, встречались 4 раза, насколько я помню — и плюс еще одна или две встречи не тематические.
Акушерка приехала за 15 минут до рождения малыша. У меня были стремительные роды (3,5 часов от первой схватки), она успела чудом — ехала из-за города) Это все совсем не соответствовало моим ожиданиям — я была настроена на «первые роды — 12 часов». Но я не чувствовала себя обделенной — это был очень стремительный процесс, мощный, довольно болезненный, который меня захватил с головой. Я была рада, что Ольга Ярославовна успела к нам добраться через все пробки. К ее приезду я уже лежала в ванной и не совсем понимала, что со мной происходит)
Со мной был муж. Мне было комфортно с акушеркой и мужем, мужу тоже. За мужа я держалась все последние схватки и потуги. Это очень помогало — чувство защищенности и поддержки, и было для меня абсолютно естественным.
Я не посещала курсы. Готовилась с акушеркой и сама. Мне очень помогала моя мама — она мама 4 детей, и троих рожала дома.
Всю «сознательную беременность»:) у меня было чувство, что я хочу родить сама. Не просто не в роддоме, а сама, совсем сама) При том, что у меня не было предубеждений против роддома. Просто мне ощущалось абсолютно странным, что кто-то посторонний будет вообще находиться рядом в этот момент. Когда мы познакомились с Ольгой Ярославовной, я не знала о других домашних акушерках, у меня не было желания искать кого-то другого. Я ее приняла, как приняла все остальные события, окружавшие меня в беременность и в родах — странную женскую консультацию, необходимость почти до самых родов ходить в универ, неопределенность с жильем — я ночевала то у мужа, то в своем прежнем доме. У меня не было четких представлений о будущих родах, не было паники. Хотелось просто родить — дома, с теми людьми, которых я выберу.
Ольга Ярославовна была чуткой и корректной по отношению ко мне. Я не успела прочувствовать взаимодействие с ней в этих родах, так как все было очень быстро, и она была у нас 15 минут на потугах и потом два часа после родов. Мне не мешали никакие действия акушерки, к тому же я была в сильной измененке и плоховато помню, что там вообще происходило.))) Мне определенно нужно было тогда присутствие Ольги Ярославовны, она была для нас гарантом безопасности, уверенности, что мы справимся с любой ситуацией.
Я не успела захотеть есть в этих родах.))
Я пыталась по совету акушерки сделать клизму в первом периоде, но схватки нарастали так интенсивно и так неоднозначно сообщали мне, что не надо, так что я сразу бросила эту затею. Это было очень неудобно.
Перед родами я принимала гомеопатию по рекомендации акушерки — пульсатиллу и еще что-то, не помню. Пила чай из листьев малины, отвар льна. Касторка была среди общих рекомендаций — в аптечке, но акушерка не назначала ее мне.
Акушерка не смотрела раскрытие — она забежала в ванную, сказала — «ой, милая, да ты уже тужишься!», мягко переместила меня на корточки в ванной — и за три потуги родился сын.
У нас не было ни времени, ни потребности ни смотреть раскрытие, ни слушать сердце.
Мне не было предложено никаких вешательств.)
Воды излились сами в активной фазе (где-то через 2,5 часа после начала схваток)
Было тихо и тепло, в ванной горел обычный свет, но мне это совсем не мешало — я сама туда залезла, когда мне захотелось. Меня никто не контролировал.
Акушерка дышала со мной вместе на потугах.
Во время потуг акушерка предложила мне подняться вертикально — я плохо соображала), но тоже чувствовала, что лежать в тесной ванной мне не удобно. Какую-то из потуг она предложила мне продышать «собачкой», дышала вместе со мной — видимо, чтобы не повредить промежность. Говорила, когда тужиться, когда «отпустить», говорила не давить… У меня был очень стремительный процесс, наверное, это было оправдано. Мне в тот момент все это очень подходило. Акушерка следила, чтобы у меня были открыты глаза, подбородок прижат к груди. Говорила «дышать через трубочку».
Я сама родила плаценту — подтужилась немного, и она очень легко выскользнула.
Пуповину перерезали через 2 часа, перерезал муж. У нас была только одна опция — перерезать через 2 часа подготовленными ножницами, перевязывать ниточками. Акушерка дала инструкции, как и когда перевязывать и обрабатывать пупочный остаток.
Мы не ехали в роддом. Вызывали по совету акушерки знакомого неонатолога, очень приятного человека, чтобы осмотрел малыша.
Малыш родился в воду, но его сразу подняли и положили мне на голый живот и грудь. Он был немного вяленький после такого шквала, фиолетовый, с гематомой. Похрюкивал, медленно раздыхивался. Акушерка сказала нам молиться и звать малыша, потом мне сказала отсосать слизь из носика, но я была сильно в прострации, и это сделал мой муж, потом акушерка отсосала грушкой слизь из носика и рта. Потом облили малыша водичкой — холодной и теплой, и он отлично заплакал, все остались довольны, кроме него, видимо…)
Мне не делали эпизиотомию.
Мне ничего не зашивали — был малюсенький разрывчик, который сам легко зажил за пару дней. Акушерка рассказала, как хорошо обрабатывать промежность.
Ребенка выложили сразу кожа к коже, но потом забирали, чтобы тут же при мне облить водой.
Глазки не капали, смазку не оттирали, только отсосали слизь. Малыш похрюкивал, он был уставший после родов.
Длились роды 3,5 часа, как я уже писала… Была реанимация — я ее тоже описала выше. Гематому сразу обработали траумелем, потом положили капустный лист под шапочку, потом еще сутки выкладывали на головку тертую картошку — на следующий день гематомы уже не было, был просто синяк, который скоро сошел.
Кровотечения не было.
ГВ было полностью на моих и ребенка желаниях, уюеждениях и настрое.
Послеродового ухода и консультаций не было, у меня не было в них потребности — мне с этим помогала мама. Был один визит через неделю после родов — посмотреть меня и малыша.
Я не обсуждала свои роды ни с акушеркой, ни с мужем, ни с мамой. Желание обсудить было. И чем дальше, тем больше. Я немного говорила о своих родах с подругами, но скорее со стороны «как классно рожать дома». Сейчас у меня есть потребность поговорить о том, что я не допоняла… Но я не чувствую себя достаточно безопасно, чтобы обратиться с этим к моей акушерке. Я делала робкую попытку начать разговор — и не почувствовала нужного мне отклика.
На тот момент меня все устраивало. Я не знала, как может быть по-другому, и считала свои роды отличными.

Оставить комментарий